Какие аквапарки России
стоит посетить?



Как провести
медовый месяц?



Какие достоинства
и недостатки
у автобусного тура?



Можно ли gaminator бесплатно разработчики игровых аппаратов новоматик (австрия) почетно.

Австралия

На самом краю

Австралия — последний из открытых европейцами обитаемых континентов. В 1606 году голландец Биллем Янсзон на паруснике «Дёйфкен» достиг необъятной таинственной земли, населенной враждебными аборигенами и невиданными животными.

Несмотря на то что вскоре после плавания Янсзона на Пятый континент устремились европейцы, имевшие нелады с законом либо просто жаждущие приключений и новой жизни, север Австралии был и остается вотчиной аборигенов, чьи предки пришли сюда 40 тысяч лет назад. Об этом говорят археологические раскопки древних поселений, таких как Малакунанджа II, Уровень моря, располагавшийся на 100-150 метров ниже сегодняшнего, значительно упростил переправу первым переселенцам, прибывшим из Новой Гвинеи.

Британская империя в XIX веке предприняла четыре неудачные попытки колонизации северного побережья Австралии. На все основанные поселения неизменно нападали аборигены, отчаянно сопротивлявшиеся вторжению на их земли. Лишь Порт-Дарвину, колонии в 135 человек, основанной 5 февраля 1869 года, наконец удалось закрепить позиции на недружелюбном материке и стать связующим звеном между далеким континентом и остальным миром. Через полвека этот регион обрел официальный административный статус под названием Северная территория — от полуострова Арнем-Ленд на севере до 26-й параллели на юге. А Дарвин стал его столицей и главным морским портом, связывающим Австралию с миром.



Сегодня небольшие города, заложенные европейскими колонизаторами, соединяет автотрасса «Стюарт» длиной 2834 километра, названная в честь Джона Макдоуэлла Стюарта, который в 1861 году первым из европейцев пересек континент с юга на север. Берущая начало в Дарвине, она проходит через Теннант- Крик, Алис-Спрингс и ведет на юг далеко за пределы Северной территории, до Порт-Огасты в штате Южная Австралия.

Дарвин похож скорее на провинциальный прибрежный городок, чем на столицу крупного региона. Днем он изнывает от тропической жары. Пляжи с нежным песком безлюдны. Объяснение простое: в омывающих северное побережье водах высок риск встретить морского — гребнистого — крокодила. Эти животные одинаково уверенно чувствуют себя и в пресной, и в соленой воде.

Город практически не сохранил колониальной архитектуры. Он неоднократно разрушался ураганами, во время Второй мировой войны подвергся массированной бомбардировке японской авиации, а в 1974-м пережил очередной удар стихии: тайфун «Трейси» уничтожил более 70% всех строений. О нем напоминают скрученные стальные балки в одном из городских парков и скудные остатки ратуши, наглядно демонстрирующие разрушительную силу природы.

Улицы Дарвина сложно назвать пустынными. Здесь всегда много праздно шатающихся горожан, которые, в отличие от большинства австралийцев, выглядят угрюмыми. Во всяком случае, туристы, путешествующие по Австралии, часто отмечают неприветливость дарвинцев по сравнению с жителями других регионов. Доля правды в этом действительно есть — местные не стремятся заводить новые знакомства, предпочитая общение в узком кругу старых друзей. Многие из них никогда не выезжали за пределы Северной территории. Эти домоседы — на все руки мастера, могут и машину починить, и лодку залатать, и электричество провести, и стену сложить. Свои навыки применяют регулярно — «спасибо» природе, ежегодно обрушивающей на город и окрестности ураганы и наводнения.

Как бы то ни было, каждый день с наступлением сумерек улицы Дарвина становятся еще оживленнее. Набережные наполняются звуками гитар, австралийских дудок диджериду, неторопливых индийских мотивов и старых музыкальных хитов, которые исполняют местные группы в ресторанах и пабах. С рассветом улицы вновь пустеют, рассеивается запах жареного мяса, стихают последние гитарные аккорды. Магия исчезает.

ЖАРА НА СЕВЕРЕ

Так что же влечет сюда туристов со всего мира? Уж точно не пустынные пляжи и отвратительная погода: 35 градусов при 100-процентной влажности — то еще удовольствие. Город не случайно носит имя знаменитого британского ученого Чарльза Дарвина, которому когда-то довелось побывать в этих краях в числе первых исследователей. И словно продолжая следовать традиции, Дарвин манит к себе желающих прикоснуться к загадкам и чудесам природы. Одно из них — «Какаду», крупнейший национальный парк Северной территории.

Въезжая в «Какаду», расположенный в 170 километрах южнее Дарвина, поначалу не замечаешь никаких перемен. Все тот же местами обезображенный пожаром низкорослый австралийский буш, иллюзия полного отсутствия чего-либо живого на десятки километров вокруг. Но это — только иллюзия.

Как подтверждение — временами встречающиеся таблички, которые предупреждают о наличии крокодилов в местных биллабонгах — стоячих водоемах, пополняющихся в сезон дождей, с октября по февраль. В этот период путешествие по парку становится чрезвычайно опасным — и не только из-за крокодилов. Здесь не работают сотовые телефоны, и если взятый напрокат внедорожник вдруг сломается, то шансов выбраться на сухую землю почти нет.



Ну а здешние рептилии — это, возможно, самые кровожадные крокодилы на планете, и уж точно самые крупные. Шестиметровые особи здесь не редкость, и, вероятно, есть крокодилы длиной 8-10 метров — во всяком случае, об этом говорят следы, оставленные ими на мягком грунте. Одного из таких гигантов пытался выследить 10 лет назад, незадолго до своей гибели в море, натуралист и телеведущий Стив Ирвин.

Известны случаи, когда гребнистые крокодилы ужинали белыми акулами, считающимися самыми свирепыми морскими хищниками. Акулы тоже не прочь сожрать соперника — тут все зависит от размера: кто крупнее, тот и победитель.

«Какаду» занимает впечатляюще огромную территорию — почти 20 тысяч квадратных километров. Помимо богатой живой природы одно из неоспоримых сокровищ парка — наскальная живопись древних австралийцев, хранящая воспоминания охотников и рыбаков неолита, обитавших на бесплодных пустошах тысячи лет назад. Собственно, название парка происходит не от семейства хохлатых попугаев, а от названия племени гаагуджу (gaagudju), последний носитель языка которого, Большой Билл Нейджие, умер в 2002 году.

Почувствовать глубокую связь аборигенов с природой, временами суровой, порой капризной, но всегда уважаемой и почитаемой в их замысловатых старинных легендах, запечатленных на вечном камне, можно в урочище Убирр: племенные отношения, техника охоты, геологические изменения местности, эволюция животных, религиозные верования, страхи и поверья древних людей — все на этих скалах как на ладони.

Согласно верованиям аборигенов, все растения и животные, как и созвездия и ночное небо, были созданы в мифические Времена творений загадочным божеством по имени Радужный Змей. Он же установил и издавна чтимые племенные законы австралийцев. Предполагается, что некий подвид гигантских змей и вправду когда-то населял материк. Но что такое мифический змей по сравнению с реальными рептилиями, существовавшими бок о бок с аборигенами десятки тысячелетий? Перекликаясь с фольклорными историями и поверьями, они появляются в сюжетах наскальной живописи, на картинах и в рассказах современных коренных жителей. Эта земля по праву принадлежит крокодилам, а в поисках Радужного Змея нужно отправляться в сердце материка, к священному красному центру. К Улуру.

КРАСНЫЙ ЦЕНТР

Следуя в глубь Австралии по суше, не миновать национального парка «Лич-филд» — эти места открыл один из исследователей-первопроходцев Фредерик Личфилд в 1864 году. Заповедник площадью 1500 квадратных километров — настоящий оазис в красных песчаных землях австралийского «Топ-энда» (Top End — «самый край») — самой северной части региона. Одно из чудес «Личфилда» — гигантские термитники высотой в несколько метров. Крупнейший из них являет собой настоящий шедевр природного зодчества: пять метров богатого железом песчаника гордо возвышаются над скудной растительностью высушенного солнцем буша, и еще столько же — скрыто под землей. Творения насекомых могут служить компасом: наиболее высокая и массивная часть сооружения, как правило, обращена на теневую сторону — на юг.

Даже когда соседние земли страдают от засухи и крупных пожаров, в «Личфилде» можно некоторое время отдохнуть от изнуряющей жары в природных бассейнах, образованных временем, распадом горных пород и водопадами. Сезон дождей обеспечивает влагой дождевые леса и позволяет оазисам пережить засушливые месяцы австралийской зимы. И никаких крокодилов. Почти.

Купание в водопадах «Личфилда» станет одним из самых запоминающихся моментов путешествия. Если повезет, вы окажетесь одни на десятки километров вокруг, при том что парк ежегодно посещает более 250 тысяч человек.

Чем дальше трасса «Стюарт» уходит на юг, тем тоскливее становится пейзаж. Последний ориентир, великаном выделяющийся на пустынных равнинах, — Кингс-Каньон национального парка «Ватаррка». Несмотря на «громкое» имя, Королевский каньон не такой уж грандиозный: его глубина — 100 метров. Он обозначает начало земель аборигенов. Многие пещеры и ущелья здесь — почитаемые места культа и закрыты для любопытствующих туристов, которых туземцы называют «черными муравьями».

Дабы приблизиться к таинственным Временам творения и легенде о Радужном Змее, стоит продвинуться в глубь пустыни еще на несколько сотен километров. Здесь, на самом юге Северной территории, в национальном парке «Улуру — Ката-Тьюта» огромным оранжевым монолитом лежит великая гора Улуру. Ее присутствие на совершенно плоской на многие километры равнине кажется столь невероятным, что волей-неволей заставляет задуматься над древними легендами жителей австралийской пустыни о могущественных духах, повелевающих силами природы.

Но главная «сила» природы, с которой вы столкнетесь здесь, — мухи. Тысячи летающих созданий норовят залезть в нос, уши, рот, глаза. Днем от них нет спасения, и лишь с закатом насекомые исчезают, чтобы на следующее утро вновь атаковать вас.

Священные для аборигенов скалы — Улуру и Ката-Тьюта — по сей день используются для проведения религиозных ритуалов, ведь несмотря на то, что первые племена, пришедшие в Австралию из Новой Гвинеи, начали покорение засушливого континента оттуда, где находится Дарвин, расцвет их культура пережила именно здесь.



Эта местность официально принадлежит племени анангу, но в 1985 году за символическую плату правительство Северной территории получило ее в аренду на 99 лет.

Со времени открытия Улуру в 1873 году Уильямом Госсом происхождение удивительной горы остается предметом споров. Согласно одной из научных теорий, много тысячелетий назад на месте пустыни находился огромный водоем — его остатки, соленое озеро Амадеус, можно увидеть и сегодня примерно в 60 километрах от Улуру, которая предположительно была островом в центре древнего озера. Другая версия говорит, что Улуру — вершина массивного скального образования, большей частью находящегося под землей, а оранжевый исполин, царящий над поверхностью, обнажился в результате эрозии.

Рано или поздно агрессивная внешняя среда — сильные перепады дневных и ночных температур, осадки и ветер — разрушит кажущийся вечным монолит. Это с полной уверенностью позволяет утверждать находящаяся в 54 километрах от Улуру гора Ката-Тьюта. Сходная с Улуру по составу и внешнему виду, Ката-Тьюта уже сегодня представляет собой разбросанные неподалеку друг от друга скалы, самая высокая из которых названа в честь дочери русского императора Николая I Ольги. Вокруг Ката-Тьюта проложено несколько трекинговых маршрутов. Самый простой (2,6 километра) называется Walpa Gorge — нужно пройти по расщелине между двумя гигантскими валунами и вернуться обратно. Самый длинный, более чем семикилометровый трейл Valley of the Winds предполагает подъем на скалы и требует некоторой физической подготовки. Когда температура воздуха превышает 35 °С, этот маршрут закрывается.

Национальный парк «Улуру — Ката-Тьюта» полон тайн и загадок. Здесь по-прежнему во многих местах нельзя фотографировать — нарушивших запрет, как говорят, впоследствии постигают 33 несчастья. Несмотря на распростершуюся насколько хватает взора пустыню, небо над рыжими скалами частенько затянуто серой пеленой. А в сезон дождей над Улуру бушуют ураганы, и гора силуэтом чернеет на горизонте, освещаясь всполохами молний, словно высказывая свое недовольство допущенными на запретную территорию чужаками-туристами.

В 1770 году Джеймс Кук после встречи с коренным населением написал в дневнике: «На самом деле они более счастливы, чем мы, европейцы... Они живут в спокойствии, не нарушаемом классовым неравенством и предрассудками. Буш и море дают им все необходимое для жизни... Их земля не имеет границ и обладает мягким климатом. Они не знают наших болезней и невзгод. Они не пресыщены жизнью». После прихода европейцев численность аборигенов сократилась в четыре раза. Невиданные доселе эпидемии, социальная дискриминация, «украденные поколения» — результат многолетней программы австралийского правительства по изъятию детей из семей коренных жителей и воспитанию их в белых семьях с целью интеграции в «цивилизованное» общество... Сегодня уровень жизни аборигенов постепенно улучшается, теперь они — официально признанные граждане Австралии. За последние 25 лет их численность возросла с 250 тысяч человек до полумиллиона. Но разве блага цивилизации воспевали они под склонами загадочной Улуру?

Уезжая из Австралии, понимаешь, что, несмотря на красоту природы, обилие эндемичной флоры и фауны, здесь остро ощущается чувство чего-то невосполнимо потерянного. Это сравнимо с чтением книги в электронном формате — без запаха типографской краски, шелеста страниц, приятной тяжести в руках, обещающей новые переживания, загадки, смех и слезы. Но говорят, что в самых потаенных уголках «Топ-энда» обитают племена, обойденные вниманием белого человека и живущие по укладу своих бесстрашных предков, истинных первооткрывателей далекого континента. В их темных глазах пляшут всполохи ночного костра и переливается теплыми искрами мистический Радужный Змей, которого, если смотреть на Улуру с определенной точки — оттуда, где нельзя фотографировать, — можно отчетливо увидеть.

ГДЕ ЛЮДИ?

Северная территория - третья по площади административная единица Австралии (после Западной Австралии и Квинсленда), при этом самая малонаселенная. На конец 2013 года здесь постоянно проживало всего 243,7 тысячи человек, причем 146 тысяч из них -в Дарвине и еще 39,5 тысячи в Палмерстоне, городе-спутнике Дарвина. В третьем по численности городе региона - Алис-Спрингсе - живет еще 29 тысяч человек. Получается, что в распоряжении оставшихся 29,3 тысячи человек находится 1 420 657 квадратных километров территории, то есть плотность населения здесь - 0,02 человека на квадратный километр. Это меньше, чем в пустыне Сахара, амазонской сельве, Красноярском крае, на Чукотке и в Гренландии. Неудивительно, что огромные пространства этой области кажутся необитаемыми.

МИЛЫЙ ЛЮДОЕД

Гребнистый крокодил - один из самых опасных хищников на планете. Хорошо развитые лингвальные и слезные железы помогают ему избавляться от избытка соли. Широко распространенный в прибрежных водах северной Австралии морской крокодил, достигая определенного возраста и размера, перебирается в спокойные пресные водоемы для размножения. От обычного речного собрата он отличается более светлым окрасом и нерационально жестоким и агрессивным характером. В периоды засухи и недостатка привычной пищи гребнистые крокодилы практикуют каннибализм.

С1974 по 1979 год один пятиметровый гребнистый крокодил совершил серию нападений на лодки. Погибло несколько человек. Рептилию удалось поймать живой - крокодилу дали кличку Sweetheart («Милый»), но в том же году он погиб во время транспортировки: опутанный сетью крокодил упал в воду и утонул. Сегодня его впечатляющее чучело выставлено в Музее и художественной галерее Северной территории в Дарвине.