Какие аквапарки России
стоит посетить?



Как провести
медовый месяц?



Какие достоинства
и недостатки
у автобусного тура?



Всё о ловле краба на Пхукете

Оружие и орудия труда

Втульчатые топоры

На территории Литвы известны 35 втульчатых топоров. Кроме того, имеются данные о шести топорах, упомянутых в источниках. Подробно анализировать эти шесть топоров или отнести их к какому-либо типу нет возможности из-за нехватки данных, кроме того, все эти находки являются случайными и отдельными, поэтому датировать их можно лишь приблизительно.

Имеющиеся топоры довольно разнообразны, их можно разделить на ряд типов. Классификация топоров основана на типологии Э. Штурмса и К. Энгеля.

Одним из наиболее ранних втульчатых топоров с территории Литвы является втульчатый топор меларского типа, обнаруженный в кладе Вашкай вместе с проушным топором и с миниатюрным кинжалом скандинавского типа. По имеющимся сведениям, эти изделия найдены в глиняном сосуде, но хронологическая разница между ними ставит под сомнение их однородность. Втульчатые топоры меларского типа были распространены на территории Скандинавии (Швеция, Норвегия, Дания, о-в Борнхольм) и в Центральной России. Концентрировались они в Центральной Швеции, где сосредоточивалось их производство. Топоры. меларского типа в Средней Швеции датируются IV—VI периодами эпохи бронзы. Следует отметить, что сырья для производства бронзы в Скандинавии не было.



Другой центр производства меларских топоров находился в Центральной России. В областях между Волгой и Камой в некоторых могильниках (Аккозино и др.) топоры меларского типа являются довольно частыми находками. Они отличаются от топоров, изготовленных в Скандинавии, и исследователи относят их к другим вариантам топоров меларского типа. Импортом из Скандинавии исследователи считают лишь самые ранние изделия этого типа. Другие варианты того же типа — изделия местного производства, относимые к областям, где была развита металлургия. Одни исследователи датируют их не позже IX в. до н. э., другие относят местные топоры меларского типа к 800— 400 гг. до н. э. Находки топоров меларского типа на территории Волго-Камского бассейна указывают на связь между этими районами и Скандинавией в эпоху поздней бронзы.

В Прибалтике топоры меларского типа обнаружены в Эстонии (Вирума), в Латвии (Крустпилс, Екабпилсский р-н), оз. Лудзас, оз. Лубанас, в Белоруссии. Но топоры меларского типа из Латвии, Белоруссии и бассейнов Волги и Камы отличаются от шведских топоров не только по форме, но и орнаментом и считаются изделиями местного производства, сделанными под влиянием шведских топоров15. Лишь топор из Вашкай является типичным представителем шведских топоров меларского типа, он импортирован из Швеции16. Более ранними изделиями считаются топоры с прямыми лезвиями, они относятся к IV периоду эпохи бронзы. Поздние топоры с расширенными лезвиями относятся к V—VI периодам эпохи бронзы. К IV периоду следовало бы отнести и топорик из Вашкай. Кроме того, о его ранней датировке свидетельствуют и обстоятельства находки. Он был обнаружен с более ранними предметами, датируемыми XV—XIV вв. до н. э. В последнее время литейные формы меларских топоров местного производства обнаружены и в Литве.

В 1977—1978 гг. при раскопках городища Норкунай (Утенский р-н) в нижних слоях культурного слоя обнаружен небольшой горн для литья бронзовых изделий и литейные формы, среди которых находились и формы для отливки топоров меларского типа. Топоры отличаются от импортированных из Швеции, у них имеется по три поперечных желобка, они особенно близки топорам из Латвии. Находки из городища Норкунай дают основание говорить о местном производстве топоров меларского типа. Они подтверждают гипотезу о том, что в Прибалтике по образцу шведских топоров производились местные топоры меларского типа, свидетельствующие о влиянии топоров меларского типа Центральной России. Вопрос о датировке местных топоров меларского типа, обнаруженных на территории Прибалтики, пока остается открытым, так как почти все они являются случайными находками. Литейная форма из городища Норкунай обнаружена в самых низких горизонтах культурного слоя, ее можно датировать лишь приблизительно кондом V периода эпохи бронзы, т. е. около 800 г. до н. э.

К наиболее ранним втульчатым топорам относится топорик из Павадакщяй, который нельзя отнести ни к одному из известных в Литве типов. Самой близкой аналогией ему является топорик с о-ва Готланд, который датируется IV периодом эпохи бронзы. Кроме того, похожие топоры найдены в Вискяутен (бывш. Восточная Пруссия), в Пале (Латвия). Они датируются V периодом эпохи бронзы. На основании этих аналогий втульчатый топор из Павадакщяй следует отнести к V периоду эпохи бронзы. Топоры этого типа встречаются в Поморье, в северных областях Германии, на территории бывш. Восточной Пруссии. Вероятнее всего, что топорик из Павадакщяй попал в Литву из вышеупомянутых областей.

Среди других одиночных втульчатых топоров выделяется втульчатый топор с Рамбинаса. К. Энгель отнес его к типу, для которого характерна слегка выгнутая втулка, чуть выгнутые, почти прямые бока с ушком на краю втулки или под ней. На основании кладов из Гижицка и Маркайм он датируется VI периодом эпохи бронзы 2 Изделия этого типа были распространены на территории бывш. Восточной Пруссии, местом их концентрации является Самбия, где, по всей вероятности, находился центр их производства.

Типологически близки топор из Пятряляй и второй топор с Рамбинаса. И хотя эти изделия не аналогичны, оба они отнесены к одному, так называемому типу Тильзит.

Втульчатый топор из Пятряляй Э. Штурме типологически и хронологически отнес к изделиям, занимающим промежуточное место между типологически ранними топорами типов Тильзит и Курсиши и более поздними топорами типа Сабиле и считает его одной из самых ранних форм VI периода эпохи бронзы. Второй топор с Рамбинаса, как и топор из Пятряляй, К. Энгель относит к VI периоду эпохи бронзы.

Топоры упомянутого типа распространены на довольно узкой прибрежной полосе в низовье Нямунаса: в Пятряляй, на Рамбинасе, бывш. Тильзите, бывш. Рагнит и чуть дальше на территории бывш. Восточной Пруссии—(Кл. Hyp), а в Латвии — в Сабиле. Это локальный тип, для которого помимо общей формы особенно характерны расширенные лезвия и выгнутость, т. е. черты, присущие топорам с закраинами. Близость этих топоров указывает на происхождение их из одного центра, который, вероятнее всего, находится в области распространения изделий данного типа, где обнаружены самые ранние их формы. Происхождение этих топоров следует искать в скандинавских формах, в том числе и в формах втульчатых топоров с о-ва Готланд25.

Типологическим продолжением топоров типа Тильзит можно считать топоры из Жигайчяй, Генчай, Уосупялиса, Калоте, Людвинаваса, Чясукай, Инкунай, Жадейкяй, Балсупяй, Бабтай и точно неустановленного местонахождения (Литва). В большинстве случаев они небольшие: длина — 9— 12 см, ширина лезвий — 4,5—5,6 см. Хотя все топоры относятся к одному типу, отдельные детали свидетельствуют о том, что изготовлены они не одним мастером и не в одно время. Топоры изящны по форме, хорошо обработаны. Выделяется топор из Жадейкяй, который больше, стройнее, с неширокими, косо отрубленными лезвиями. Эти черты связывают его с топорами следующей группы.

Наиболее близкие аналогии этой группе можно проследить среди топоров, найденных на территории бывш. Восточной Пруссии, где в семи местах их найдено 12. Они выделены в отдельный, так называемый тип Илишкен. Таким образом, в Литве топоров этого типа обнаружено больше. Кроме того, очень близок им топор из Дурбе (Латвийская ССР), который следует отнести к тому же типу Илишкен. Но топоры этого типа с территории Литвы из-за характерных черт, отдаляющих их от распространенных на территории бывш. Восточной Пруссии топоров (форма массивнее, выгнутые лезвия шире), следует выделить в локальную группу. Типологически они связываются с ранними топорами из Павадакщяй, Пятряляй, с Рамбинаса.

На территории бывш. Восточной Пруссии топоры этого типа были распространены в Самбии, в бассейне р. Преголя. В Литве они обнаружены в разных местах, кроме восточной ее части. Больше всего их найдено в западной, северо-западной частях и в Занеманье и близ-лежащих областях. Судя по распространению находок, могло быть несколько центров производства таких изделий: один в Самбии, откуда они распространялись на бассейн р. Преголя, другой — в низовьях Нямунаса. Кроме того, центр их производства, видимо, находился в се-верной части Литвы, так как у топоров из этой области (Жадейкяй, Инкунай) лезвия длиннее и уже.

Местное производство этих топоров в восточной части Литвы могло бы подтвердить происхождение фрагмента литейной формы, обнаруженного в городище Возгеляй.

Топоры с территории бывш. Восточной Пруссии датируются VI периодом эпохи бронзы. Здесь тоже почти все находки случайные. Лишь в одном кладе — Кл. Hyp — топор этого типа обнаружен вместе с четырьмя топорами других типов, но и они не дают основания для точной датировки.

Дальнейшее типологическое развитие отражают топоры типа Суткунай и Шилайняй. Особенно близки им топоры из бывш. Гудгален (бывш. Восточная Пруссия), Силабатери (Тукумсский р-н) и Калинувка Косцельна (Польша). Топоры с территории бывш. Восточной Пруссии, где их известно три — в Самбии и в районе бассейна р. Преголя, выделены в так называемый тип Ильникен. Все топоры этого типа датируются VI периодом эпохи бронзы. Так же следует датировать оба топора из Суткунай и Шилайняй. Не вызывает сомнения, что они являются более поздними представителями этого типа.

Своеобразную группу составляют топоры типа Ленине, к которому относятся длинные узкие топоры со слегка выгнутым или совсем не выгнутым краем, почти параллельными боками и слегка расширенными прямыми или выгнутыми лезвиями. В археологической литературе их часто называют топорами типа Лепине. С территории Литвы к нему можно отнести девять топоров, что составляет большую часть втульчатых топоров, но как и в других местах, в Литве они являются случайными находками. Это топоры из Даугирдай, Крейвойи, Лепине, Наусодиса, Скроблиса, Шлажяй, Вейтеляй, Утряй, Гердувенай. Одинаковых среди этих изделий нет.

Сходны топоры из Лепине и Даугирдай, наиболее близкие аналогии которым прослеживаются в бывш. Восточной Пруссии — Гермау, Растенбург и др., относящиеся к той же группе. Топорам из Лепине и Даугирдай близки топоры из Скроблиса, Утряй и Шлажяй. Первое из этих изделий отличается от других очень небольшим размером (длина 10,3 см). Точнее охарактеризовать топор из Шлажяй не представляется возможным, так как не сохранились ни рисунок его, ни точное описание. Этот топор отнесен к той же разновидности, что и тип Лепине, причем указывается, что край у него не вогнутый. Судя по описанию, он был похож на топор из Скроблиса. Значительнее выделяется топор из Наусодиса. К типу Лепине он относится условно, так как верхняя часть его деформирована и форма не совсем ясна.

Обращают на себя внимание короткими формами два втульчатых топора из Крейвойи и Вейтяляй. Самыми близкими аналогиями им являются топоры с территории Латвийской ССР: из Смилкши и Гардзес (Кулдигский р-он) которые тоже считаются аналогиями топоров из Лепине и бывш. Гермау.

Топоры типа Лепине были распространены в Самбии, в бассейне реки Преголя (найдено три экземпляра), в Латвии (два экземпляра) и в Литве (девять экземпляров), где их местонахождения концентрируются в западной части, в Занеманье. Это локальный тип. Э. Штурме связывает эти топоры с типом Скандау. Другие исследователи отмечают топоры похожих форм и в области распространения лужитской культуры, связывая их со значительным влиянием северных областей. Типологически эти изделия близки топорам из бывш. Литтаусдорфа и лужитским топорам.



Топоры типа Лепине Э. Штурме и К. Энгель относят к концу VI периода эпохи бронзы. Я. Домбровский на основании находок из Поморья и Большой Польши датирует их V периодом эпохи бронзы, но как типологически самые поздние топоры типа Лепине с территории Литвы следует датировать концом VI периода эпохи бронзы.

Отдельной находкой является втульчатый топор из Ниды, принадлежащий к поздней форме лужитских топоров, датируемой VI периодом эпохи бронзы и попавший сюда из лужитских областей.

Втульчатый топор из Калбутишкес нельзя отнести ни к одной из вышеупомянутых групп. Топоры с похожим орнаментом известны на о-ве Готланд, они датируются V периодом эпохи бронзы. На Готланд они попали из западных областей в результате связей с юго-западной Европой. Топорик из Калбутишкес выделяется изо всех втульчатых топоров, употреблявшихся в Литве и в соседних областях, и его следует считать импортом или местным изделием, сделанным по образцу импортных топоров. Датируется он не ранее конца V—VI периодом эпохи бронзы.

Фрагменты четырех втульчатых топоров найдены в Курмайчяй, Тубаусяй, Радикяй и в неустановленном местонахождении (Литва). Для точной их характеристики недостаточно данных. Датировать их можно лишь на основании общей датировки втульчатых топоров, т. e. V—VI периодом эпохи бронзы. Кроме того, известно, что втульчатые топоры были найдены в Брашкян, Клайпеде, Иомантоняй, Кряушишкяй, в окрестностях Швенчёниса, но находки не сохранились, поэтому точная их форма и хронология не выяснены.

Известно несколько бронзовых топоров из Апуоле, Гаргждай, Нодеишкяй, Ниды и из неустановленного местонахождения. Данных об их форме нет, поэтому эти топоры включены в общий список изделий эпохи бронзы.

Кроме того, в городище Возгеляй обнаружена часть литейной формы втульчатого топора, свидетельствующая о местном происхождении изделий этого типа.

Проушные топоры В кладе из Вашкай обнаружен бронзовый проушный топор с характерными выгнутыми спинкой и лезвиями. Это единственная находка в Литве. Похожие топоры были распространены в восточных и южных областях европейской части. СССР. Близкий ему топор обнаружен в кладе Галича к северу от Москвы близ Костромы 4, но самыми близкими аналогиями являются топоры, распространенные в Нижнем и Среднем Поднепровье, в верховьях Дона и Донца. Находка из Вашкай особенно близка топорам Колонтаевского типа, являющимся местными изделиями племен катакомбной культуры, которые датируются XV—XIV вв. до н. э. Проушный топор из Вашкай на территорию Литвы попал из областей северного Причерноморья. По всей вероятности, где-то севернее территории Литвы проходил торговый путь между восточными и западными областями.

Наконечники копий Сравнительно многочисленную группу изделий позднего периода эпохи бронзы составляют наконечники копий. В Литве их известно 14, все они являются случайными находками, обнаружены по одному, за исключением наконечника из Пришманчяй (Рудайчяй), который, по всей вероятности, был найден вместе с булавкой со спиральной головкой, и наконечника из Таутушяй, найденного вместе с топором с закраинами. Формы почти всех наконечников просты, но различны и отличаются от употреблявшихся в Европе форм.

Самым ранним следует считать наконечник из Таутушяй. Обстоятельства его нахождения окончательно не уточнены, поэтому при датировке можно брать за основу лишь форму изделия. Сходные по форме наконечники распространены на обширной территории, поэтому для установления области их происхождения недостаточно данных. Некоторые исследователи относят эти наконечники к лужитскому типу. Э. Штурме в качестве самого близкого этому изделию указывает наконечник из клада в Шерциге, датируемый IV периодом. И. Пузинас датирует его III периодом эпохи бронзы. Другие исследователи считают этот наконечник одним из самых ранних известных на территории Литвы наконечников копий и относят его к раннему периоду эпохи бронзы. По форме этот наконечник сходен с лужитскими, относящимися к Ш—V периодам эпохи бронзы, и прежде всего из Кияв (Польша), которые датируются V периодом. Так как наконечник из Таутушяй был обнаружен вместе с типологи-чески поздним топором с закраинами, датируемым концом III— началом IV периода, его, видимо, следует отнести к IV периоду. Можно предположить, что в Литву этот наконечник попал из западных областей.

Часть наконечников копий следует отнести к типу Курсиши, выделенному по характерному наконечнику из Курсиши (Кулдигский р-н Латвийской ССР). К этому типу относятся наконечники из Племберга (Даугирдавы), Билёниса, Юодкранте, Пришманчяй, Дробукщяй. К этому типу относятся наконечники небольших размеров (10—13 см) с длинным пером с острой верхушкой, сильно суженным у круглой с отверстием для клепок и с валиком в конце втулкой. К этому же типу отнесены и длинные наконечники (19—21 см) без валика (Пришманчяй, Юдкранте).

Самой близкой аналогией наконечника из Племберга является относящийся к тому же типу наконечник из Гижицка. Все черты наконечников из Билениса и из Курсиши сходны60. Много общих черт у наконечников с о-ва Готланд (датируется V периодом) и из Скандинавии, разница между ними заключается в том, что у первого длиннее крылья и втулка без валика.

К тому же типу следует, видимо, отнести и наконечник из Пришманчяй. Аналогий ему найти не удалось, но изделия такого типа в Во- сточной Прибалтике встречаются часто. Иногда наконечник из Пришманчяй, как и наконечники из Таутушяй и Гедминай, считают самыми ранними известными в Литве находками и датируют ранним периодом эпохи бронзы. Некоторые исследователи относят его к типу Курсиши. Этот наконечник обнаружен вместе с булавкой со спиральной головкой, которая датируется не раньше, чем V периодом эпохи бронзы. Наконечники, относящиеся к типу Курсиши, датируются V—VI периодами.

Согласно опубликованным в литературе данным, сходны черты и наконечника из Юодкранте.

Наконечники из Племберга, Билёниса и Пришманчяй на основании датировки наконечников типа Курсиши и др. следует датировать VI периодом эпохи бронзы.

Наконечники типа Курсиши, кроме территории Литвы и Латвии, были распространены и в бывш. Восточной Пруссии. Некоторые исследователи связывают эту форму с влиянием изделий из Скандинавии, но большинство считают локальной формой, центр производства которой мог находиться на территории Литвы69, причем не отрицается и скандинавское влияние, с чем нельзя не согласиться.

В отдельную группу, близкую к типу Курсиши, выделяется наконечник из Милашайчяй, имеющий общие черты с составляющей отдельный вариант выделенной на территории Латвии группой. Он датируется V периодом эпохи бронзы. Известен наконечник сходной формы с о-ва Готланд, отличающийся характерным для наконечников северных областей орнаментом. Он датируется V периодом эпохи бронзы. Наконечник из Милашайчяй тоже является изделием локальной формы, возникшей под влиянием северных наконечников, и датируется V периодом.

К тому же периоду относится наконечник из Кукорай (Кукорайчяй), данные о котором неполные. Э. Штурме относит его к типу, широко распространенному в северных областях — в Швеции, Дании, Поморье, Польше, один вариант которого распространен и в Латвии. Наконечником северного типа с некоторыми восточно-прибалтийскими чертами его считают и другие исследователи. Таким образом, наконечник из Кукорай является локальным вариантом широко распространенного типа.

От других наконечников, обнаруженных на территории Литвы, отличается формой наконечник из Шилуте. Согласно опубликованным данным, у него есть сходство с наконечником из клада Вилкау (бывш. Восточная Пруссия), который датируется VI периодом эпохи бронзы.

Характерной чертой наконечника из Вилкау является орнамент на втулке, состоящий из прямых линий и зигзага. Установить, был ли орнаментирован наконечник из Шилуте, трудно, так как он плохо сохранился. Сходные по форме и орнаменту наконечники известны в Латвии— в Злекасе, которые датируются VI периодом. В Поморье, в кладе Неммин, такой наконечник, обнаруженный вместе с железными и бронзовыми наконечниками, датируется V—началом VI периода эпохи бронзы. Наконечник из Шилуте датируется VI периодом и, вероятнее всего, как и наконечник из Вилкау, является локальным вариантом северного типа.

Близких аналогий наконечникам из окрестностей Алитуса и торфяника Воке неизвестно. Орнаменты наконечников алитусского, распространенных в северных областях, из клада в Вилкау в бывш. Восточной Пруссии и из Латвии (Злекас) сходны, но форма наконечника из Алитуса отлична. На основании этих аналогий алитусский и вокеский наконечники датируются VI периодом эпохи бронзы, их следует считать локальной формой.

Локальной формой является наконечник из Чясукай. На возникновение изделий этого вида оказали влияние на-конечники копий типа Курсиши, с другой стороны, характерный орнамент в виде насечек и глягков выражает местный характер. Неясны обстоятельства находки наконечника: обнаружен он вместе с втульчатым топором или отдельно? С учетом сходства наконечника из Чясукай с наконечниками типа Курсиши и втульчатым топором, он датируется VI периодом.



Некоторые фрагменты и данные литературы свидетельствуют о том, что в Литве найдены еще несколько наконечников копий. Так, в Дидвичяй (Яздайчяй) обнаружена втулка от наконечника копья. Бронзовые наконечники найдены в Ниде и в окрестностях Акмяне, но точных данных о них нет.

Кинжалы Наряду с вышеупомянутыми металлическими изделиями эпохи поздней бронзы в археологическом материале Литвы имеется несколько миниатюрных кинжалов, три из которых являются случайными находками и один — из Вашкайского клада—обнаружен вместе с двумя топорами.

Миниатюрные кинжалы, имитирующие формы больших мечей,— характерные находки в Скандинавии, где они часто являются погребальным инвентарем в погребениях эпохи поздней бронзы. Близкие аналогии кинжалу из клада Вашкай известны в Швеции, где они датируются V периодом эпохи бронзы. Это стилизованные кинжалы, имитирующие антенные мечи. Близок им кинжал с о-ва Готланд IV периода эпохи бронзы. Несомненно, что миниатюрный кинжал из Вашкайского клада в Литву попал из Скандинавии. На основании перечисленных аналогий он датируется IV периодом эпохи бронзы.

Кинжальчик, найденный в Шяуляй, по форме сходен с миниатюрным кинжалом из Скандинавии, но рукоятки их различны. Так как точные аналогии этому кинжальчику неизвестны, остается открытым вопрос о его происхождении и хронологии. Недатированным остается и фрагмент кинжальчика из Рудни—вероятнее всего, это конец острия.

Долота

До сих пор на территории Литвы известно одно такое изделие. Точное местонахождение его не установлено. Находка не сохранилась, имеется лишь публикация о ней. Как видно на снимке, это продолговатое изделие со втулкой на одном конце и узкими лезвиями на другом.

Похожих долот на соседних территориях Латвии и Эстонии пока не найдено, но они сравнительно часто встречаются в Польше, Германии, Дании и др. Форма их сравнительно однообразна, с течением времени изменялась мало, поэтому трудно точно датировать и бронзовое долото из Литвы. Можно лишь полагать, что оно относится к позднему периоду эпохи бронзы.

Серпы

В материалах эпохи бронзы Литвы имеется несколько таких изделий.

Серпик из Швянтойи относится к типу серпов с отростком-конусом на рукоятке. Серпы этого типа довольно широко распространены в Средней Европе, где они употреблялись наряду с другими типами. В Северной Германии, Дании, Скандинавии это единственная форма. Серпики такой формы часто встречаются в лужитских областях, но форма их лезвий и положение конуса на рукоятке здесь разные. Поэтому выделяется несколько вариантов этих изделий. Небольшие размеры, незначительная выгнутость, один продольный ровик, выделенная рукоятка и конус в центре ее отличают серпик из Швянтойи от других изделий этого типа. Серпик из Швянтойи больше всего сходен с небольшими, выгнутыми, зауженными в конце серпиками с насечками или без них, замыкающими типологический ряд этого типа, и датируется V периодом эпохи бронзы или началом гальштата. Форма серпика из Швянтойи сходна с так называемой формой без особых примет — Кармине II (Силезия), Кенигрец. Похож неминиатюрный с более широкими лезвиями серпик из области Шлезвиг—Голынтейн. Очевидно, серпик из Швянтойи импортирован из лужитских областей. Несомненно, что это поздняя форма серпиков с конусом на рукоятке — локальная форма в областях, находящихся в отдалении от основных центров их производства, и датируется V периодом эпохи бронзы.

Вторая находка из Литвы вызывает сомнение из-за предполагаемого ее назначения. Изделие, найденное в Гембуте, отнесено к группе ножей, хотя вряд ли его можно считать таковым. По способу изготовления и типологии это изделие скорее относится к группе серпиков с конусиками на рукоятке — одному из вариантов серпиков этого типа. Серпики сходной формы с сильнее выгнутыми лезвиями найдены в Дании, Польше, где датируются V периодом эпохи бронзы или гальштатом в Поморье. Такую форму имели 47 и ножи, но у них не было конуса и желобка (о-в Зеландия). Серпик из Гембуте, несомненно, является импортом из западных областей и датируется V периодом эпохи бронзы. Утверждение, что это нож, попавший сюда с территории Австрии, довольно сомнительно.

Ножи В Литве обнаружено несколько бронзовых ножей. У ножа, найденного в Алитусе, аналогий нет, поэтому точно установить его хронологию нельзя. В отличие от ножей, распространенных в Европе в бронзовом веке, форма этого изделия очень проста, на основании чего его следует считать местным изделием, которое может относиться к поздней эпохе бронзы. От второго ножа из Маргяй остались только фрагменты, поэтому хронология его неясна.